История села Никольского и бывшего в нем Никольского храма. 20 век

1905 год. Проект пристройки алтаря для существующей каменной часовни в д. Никольская Московского уезда

Историческая справка о местности, расположенной между Мичуринским проспектом, улицами Лобачевского и Коштоянца и прудами Олимпийской деревни-80

Материал составлен на основе выдержек из исторических описаний XIXXX веков (подготовил Олег Илышев) и данных архивных материалов (подготовил Роман Степанов). 

Нам показалось не лишним дополнить непосредственную хронологию истории села Никольского, располагавшегося на месте нынешнего парка Олимпийской деревни, и Никольского храма некоторыми общими сведениями исторического характера для более глубокого понимания читателем особенностей духовного, экономического и культурного развития минувшей эпохи.  Во избежание отвлечения от основной канвы материала, данная информация доступна под катом (скрытый текст). 


До революции 1917 года




1902 год – В справочной книге «Окрестности Москвы» – Спутник дачника, велосипедиста, фотографа, авторов В.П. Магнуссен и Льва Уманца, на стр. 116 читаем: «В стороне от Калужского шоссе , по пути между Семеновским и Николаевым , на 1 в. вправо, к западу , расположена дер. Никольская. Она лежит на берегу рек Очаковки и Раменки, хорошее купание, в 9 верстах от Москвы, в 5 верстах от Смоленского шоссе близ Очакова».


1905 год – В архивных источниках найдены документы о рассмотрении проекта на возведение каменной пристройки для алтаря для существующей каменной часовни, в деревне Никольская Московского уездадатированные 1905 годом: ходатайство Московской Духовной Консистории в Строительное отделение при Московском губернском правлении об обращение каменной часовни, находящейся в деревне Никольской Московского уезда в храм и протокол рассмотрения по данному вопросу, в котором отражено, что Строительным отделением при Московском губернском правлении было принято положительное решение с указанием, что означенный проект допущен к реализации с перенаправлением в Московскую Духовную Консисторию для дальнейших распоряжений. Также приложена схема одобренного проекта пристройки алтаря. Скачать: prilozhenie-8_1-8_6.pdf [2,02 Mb] (cкачиваний: 1)
Посмотреть онлайн файл: prilozhenie-8_1-8_6.pdf

1907 год – Историк П.Г. Паламарчук в своей книге «Сорок сороков» 1995 г. издания делает ссылку на издание «Московских церковных ведомостей» от 21 октября 1907 г., где в разделе «Летопись епархиальной жизни» материал в архиве на реставрации под заголовком «Освящение храма» читаем: «9 октября в деревне Никольской, что за Калужской заставой, близ шоссе, было совершено освящение небольшого каменного храма в честь св. Николая Чудотворца. Храм этот сооружен на средства жителей деревни и благотворителей, в виду отдаленности ее от церкви села Тропарева, к которой она приписана. Небольшой храм этот каменный, красивой архитектуры, может вместить до 300 человек богомольцев. Резной вызолоченный иконостас сделан о двух ярусах: иконы живописной работы. Ко дню освящения неизвестным благотворителем были пожертвованы серебряные сосуды, напрестольный крест из серебра и Евангелие.

Освящение храма и литургию совершал преосвященный Трифон, епископ Дмитровский с благочинным и духовенством из села Тропарева и окрестных 4 церквей. Пел хор Богоявленского монастыря. Преосвященный при окончании литургии произнес глубоко прочувствованное слово, а затем благословил богомольцев, во множестве собравшихся на это торжество».

Далее в датируемых позже источниках наблюдается некоторая неопределенность с обозначением этой церкви и, соответственно, села. На Плане города Москвы 1908 года, во «Всеобщем путеводителе и справочнике по Москве и окрестностям» А.Я. Петрова 1912 г., в справочниках «Населенные местности Московской губернии» (приложение к «Памятным книжках Московской губернии») до 1914 года вместо села Никольское по прежнему обозначена деревня Никольская. По версии Олега Илышева, данное противоречие вызвано, скорее всего, тем фактом, что дореволюционные карты и описания Подмосковья зачастую перепечатывались из года в год без изменений, на основе одних и тех же статистических данных и топографических съемок. Таким образом, превращение одной из многих подмосковных деревень в село могло оставаться незамеченным в течение нескольких лет, пока не начинался новый сбор данных, в подтверждение этому, в источниках, изданных после революции, мы вновь находим сведения о Никольском, как о селе.



1913 год – В «Экономическо-статистическом сборнике (выпуск 7) «Огородничество и садоводство в Московском уезде» издательства «Товарищество «Печатня С.И. Яковлева», содержащем сведения о: некоторых чертах крестьянского хозяйства подмосковного огородно – садового района; технике огородничества в подмосковном районе; характеристику наемных рабочих в огородно – садовом районе Московского уезда; ценах на продукты огородничества и садоводства в 1912 году, со стр. 10 раздела 4, в составе Троице - Голенищевской волости, под № 29, находим данные о деревне Никольское, позволяющие получить достаточно обширное представление не только о самой деревне с подробной характеристикой дворовых хозяйств, но и характерных чертах исторического, экономического и культурного развития эпохи. 

При создании сборника изначально предполагалось ограничится установлением площади, занятой под огороды и сады путем поселенного опроса и подобным же образом собрать сведения об отдельных оценочных элементах, однако сделать это корректным оказалось невозможно без подворного исследования путем подворной переписи, которое, в свою очередь, дало характеристику хозяйственного уклада отдельных местностей подмосковного садово-огородного района, установила имеющиеся в них различия, определило границы хозяйственных районов, отличающихся доходностью. Несмотря на чисто практичный и узко - оценочный характер исследования, собранный материал оказался небезынтересным для освящения некоторых сторон общего состояния крестьянского хозяйства в Московском регионе. 


На основании представленных данных можно увидеть, что Никольское было достаточно крупной деревней (четвертое место в волости по количеству населения), с числом хозяйств – 145 (в том числе с известным составом семьи – 143), общим числом жителей – 667, из них: мужчин – 315, женщин – 351. 



Приведена градация по возрасту: 

В том числе мужчин в возрасте: 

детей до 12 лет – 95, 

12 лет – 8, 

от 13 до 17 лет – 27, 

от 18 до 59 лет – 157, 

от 60 до 65 лет –19, 

свыше 65 лет – 10. 


В том числе женщин в возрасте: 

детей до 12 лет – 84, 

12 лет – 10, 

от 13 до 15 лет – 17, 

от 16 до 54 лет – 191, 

от 55 до 60 лет – 20, 

свыше 60 лет – 23. 


Данная градация по возрасту имела определенные основания. Выделение возрастной группы 12 лет обуславливалось тем, что во время исследования в 1910 году школьный возраст определялся от 8 до 11 лет, в то же время в более ранних исследованиях 1899-1800 годов школьный возраст указывался в диапазоне 8-12 лет, данное уточнение было необходимо для корректной оценки динамики.

Справочно можно отметить также, что 12-летний возраст был связан с началом трудоспособности. В России законы 1882 и 1885 годов о работе малолетних и подростков устанавливали запрет на работу детей до 12 лет, для детей 12-15 лет ограничивали время работы 8 часами в день (притом не более 4 часов без перерыва) и запрещали ночную (от 9 часов вечера до 5 часов утра) и воскресную работу, а также запрещали применение детского труда во вредных производствах. Владельцы предприятий должны были предоставлять возможность детям, не имевшим свидетельства об окончании по меньшей мере одноклассного народного училища или приравниваемого к нему учебного заведения, посещать школы не менее 3 часов в день или 18 часов в неделю.

В 1890 году законодательство о труде малолетних в России было пересмотрены в сторону их ухудшения: для малолетних допускалась девятичасовая работа, а также работа в праздники с разрешения инспекции; допущена ночная работа подростков; фабриканты также получили право увольнять рабочего при неявке на работу более шести дней в месяц и т. д.

Возраст 13-17 лет, 60-65 лет для мужчин и 13-15 лет, 55-60 лет для женщин считался полурабочим. К рабочим способным к труду относились все лица в рабочем и полурабочем возрасте, за исключением солдат на действительной службе, калек, убогих, не способных к труду лиц, находящихся в неизвестной отлучке. 



Соответственно, в разделе «Обеспеченности населения собственными рабочими силами», из общего числа рабочих, способных к труду было – 304, в том числе: мужчин – 147, женщин – 157, из них в рабочем возрасте: 228 , в полурабочем возрасте – 76.


В разделе о «Грамотности» получаем сведения, что число хозяйств с грамотным или обучающимся грамоте населением составляло: 114 (из 145, то есть 79%), в них было грамотных мужчин – 140, женщин – 65, учащихся: мужчин – 20, женщин – 12, среди детей (8–11 лет) было 11 учащихся: мальчиков – 9, девочек – 2.


По разделу «Распределению хозяйств собственной рабочей силой» имеем статистику, что хозяйств без работников было – 8, без работников и работниц – 1. Преобладали хозяйства с одним работником – 50, с двумя работниками – 21, с тремя – 3, с четырьмя работниками – 1. 


В среднем преобладающей формой в российской дореволюционной деревне являлась семья, ограниченная двумя-тремя поколениями и троюродным родством. Чаще всего это была неразделенная семья, которая создавалась на основе малой. Т. е. она состояла не из мужчины, женщины и их детей, а из большего количества членов, соединенных между собой узами родства, в среднем 6-7 человек. В крестьянской семье не представим был привычный для современного человека уклад: мужчина ходит на работу, где получает зарплату, а женщина остается дома, занимаясь развитием ребенка, уборкой, покупкой продуктов и приготовлением пищи, при этом труд одного мужчины может приносить столько средств, что его хватает на всех членов семьи. Для поддержания крестьянского хозяйства в нормальном состоянии требовалось несколько работников – труда одного мужчины не хватало. Ни один из дворов не поддерживался усилиями одного только работника – мужчины. Кроме того, в статистических данных к «работникам» относят не только мужчин, но и женщин. В крестьянских дворах поддерживалось, иногда даже искусственно, равновесие между мужчинами и женщинами как в наличном, так и в рабочем составе 


По разделу «Наемные рабочие», общее число хозяйств, нанимающих сельскохозяйственных рабочих – 64, 

Число хозяйств, нанимающих годовых и сроковых рабочих – 2, количество наемных сроковых работников – 2 (пополам мужчин и женщин, 1 и 1 соответственно), 

Число хозяйств, нанимающих поденных рабочих – 64, число хозяйств с выясненной суммой затрат на наем поденных рабочих – 31. Потрачено за год на наем поденных рабочих – 317 рублей. 

Известна статистика распределения по категориям работ (в 39 хозяйствах). Нанято:

для обработки земли – 64 женщины  

для ухода за растениями – 606 женщин 

при уборке растений – 224 женщины

Число хозяйств, нанимающих сдельных рабочих – 9, на общую сумму – 101 рубль.



Разделу «Промыслы» отведено небольшое место, что объясняется относительно небольшим значением промыслов в рассматриваемых районах. Из общего числа промышленников особо выделены только «отрывающиеся» промышленники – 19 человек, в 10 хозяйствах (под «отрывающимися» подразумевались лица, не принимающие никакого участия ни в одной из работ «полевого» периода), чтобы с выключением их из общего рабочего состава до известной степени учесть труд прилагаемый только в собственном экономическом хозяйстве, выделены также сельскохозяйственные рабочие, как особая категория промышленников, чрезвычайно характерная для данного района с относительно высокой доходностью хозяйства – 6 человек, в 4 хозяйствах. 


Статистика по разделу «Скотоводство»: число хозяйств со скотом – 114, с общим количеством скота: лошадей – 163, коров -77, свиней – 16, овец -26.

Число хозяйств без всякого скота - 29, без лошадей и коров – 1.


Главным показателем зажиточности являлся размер земельного участка и количество рабочего скота в хозяйстве. Особенно, для крестьянских хозяйств была важна проблема безлошадности, ведь отсутствие лошади, по сути, означало разорение, крестьянин не мог ни обработать, ни удобрить навозом свой земельный надел, чтобы получить с него урожай и прокормить семью. 


Касательно уровня оснащенности сельскохозяйственной техникой в разделе «Инвентарь» находим сведения: на все хозяйства приходится: сох - 135, плугов - 5, борон деревянных - 119, кадок - 18. 




В разделе применяемых в хозяйствах «Удобрениях» выделяется статистика по удобрениям, заготовленным в собственных хозяйствах и покупным – в 89, то есть в более чем половине хозяйств. 




В графах, дающих сведения по «Надельному землевладению», указано, что землеведение общины разделено на две части: находящееся в распоряжении отдельных домохозяйств и общественные. По землям, находящееся в распоряжении отдельных домохозяйств, удобная земля составляла 432 десятины: усадебной земли не было (так не было усадеб), площадь садов составляла – 73 десятины, земля под пашни и огороды незаливные – 337 десятин, земля под покосы – 22 десятин. 

Неудобная земля занимала 8 десятин. 

В разделе «Землепользования» находим сведения, что в 22 хозяйствах 34 десятины земли сдавались в аренду в своей общине: из них – садовой земли – 5 десятин, пашни и незаливные огороды – 26 десятин.

Это не значит, что крестьяне, которые сдавали землю, были обязательно зажиточными. 

Маломощные хозяйства не могли обработать свои даже небольшие наделы, и вынужденно сдавали их богатым землякам. Другими словами, в общине шло скрытое перераспределение земли. К началу XX века в руках кулацких хозяйств сосредоточилось уже свыше 30% общинной земли. Таким образом, аренда надельной земли превышала 10% от всей площади. При этом бедняцкие дворы сдавали в аренду от 30 до 90% своих земель.

С 60-годов XIX века начала неуклонно расти аренда частных земель. Она была двух видов: аренда из нужды и аренда предпринимательская. Первый вид носил полукрепостнический характер. Это была аренда участка за отработки, или за часть урожая. Второй вид носил чисто капиталистический характер. Аренда земли осуществлялась за деньги. По мере развития товарно-денежных отношений в деревне на первое место стала выходить капиталистическая аренда.

К началу XX века с арендой земли сложилась следующая ситуация: по числу арендующих дворов преобладали бедняки, а по площади 20% зажиточных хозяев сосредоточили у себя в разных районах от 50 до 83,7% всей арендуемой земли.

Всего же крестьяне арендовали вненадельной земли общей площадью от 30 до 35 млн. десятин. Таким образом, на долю кулаков приходилось в среднем от 20 до 24 млн. десятин арендуемых земель.

1914 год - в «Памятной книжке Московской губернии за 1914 год» данные изданий предыдущих лет повторяются, за исключением того, что сведения о наличие Земского училища в Никольской деревне уже отсутствуют.

Советский период


1918 год – Произошло укрупнение волостей Московского уезда, в результате которого уезд был разбит на 10 волостей (до революции Московский уезд насчитывал 15 волостей). Троице - Голенищевская волость (к которой относилось и село Никольское) вошла в состав Козловской волости. 




1926 год – «Справочник по населенным местам Московской губернии (по материалам всесоюзной переписи 1926 года)». Редактор: Г. Гоберман. Издан в Москве в 1929 году. В основном списке для каждого селения указано: название, тип, сельсовет, количество хозяйств, численность населения, расстояния от ближайшей станции и шоссе, почтовый адрес, а также перечень имеющихся учреждений. Помимо основного списка селений приведены статистические сведения о губернии.

На стр. 286 находим сведения Никольском как о селе, что по Никольскому шоссе, в 5,5 км от ж/д станции Кунцево: количество хозяйств -167, в том числе крестьянских -152, население 844 человека (383 мужчин, 451 – женщина). В селе имеется сельсовет и школа.


1929 год — село Никольское входит в Кунцевский район Московской области. 


Административно-территориальная реформа в СССР (1923–1929 гг.) упразднила губернии, уезды и волости бывшей Российской империи. Были созданы новые области и районы. После упразднения Троице-Голенищевской волости кунцевская местность с железнодорожной станцией Кунцево, с селом городского типа Спас Сетунь, деревнями и селами  Аминьево, Давыдково, Сетунь, Очаково,  Никольское и др. как бы потеряла свой адрес. В 1926 г. был образован город Кунцево, где проживали 8900 жителей. После завершения реформы в 1929 г. был создан Кунцевский район из Козловской, части Павшинской и других волостей об щей площадью 42 090 гектаров (1930 г.).


1931 год  На карте 1931 г. «Москва и окрестности» обозначена церковь и название Никольское (т.е. село – прим. Олега Илышева). Вероятно, в 1922-28 гг. были произведены новые топографические съемки местности, которые, согласно аннотации к карте 1931 г., послужили материалами для ее составления. 



1940 год - Решение исполнительного комитета Московского областного совета депутатов трудящихся от 9 декабря 1940 года №1212/2. 1. О закрытии Никольской церкви кунцевского района – «разрешить Исполкому Кунцевского Райсовета церковь в с.Никольское закрыть, здание переоборудовать под клуб». 

В книге историка П.Г. Паламарчука «Сорок сороков» 1995 г. можно найти одно из последних упоминаний о селе Никольском и о церкви Николая чудотворца, в основу которого легли «слова местных старожилов». «Закрыли (церковь Николая Чудотворца - прим. авт.) в 1930-е гг., а в ноябре 1941 г. и вовсе снесли». Помимо прочего в книге упоминается, что «церковь была кирпичная, поверх кирпича ее сплошь покрывали побелкой».

1952 год – на Плане г. Москвы отмечено Никольское с названием улиц: Московская, Староникольская и Новоникольская. 

1960 год - В августе 1960 года Никольское и прилегающие территории включены в черту Москвы, в Ленинский  район города. После вхождения в состав Москвы Московская улица стала называться Юхновской. 

1964 год - По Юхновской улице проходила часть маршрута 120-го автобуса Московского городского транспорта. 

1968 год - Никольское вошло в состав вновь созданного Гагаринского района города Москвы. Населённый пункт Никольское в составе Москвы обслуживало 454-ое отделение связи (117454 или В-454), которое сегодня располагается в доме 33 по улице Коштоянца. 



1969 год - В книге историка П.Г. Паламарчука «Сорок сороков» находим сведения, что уже после вхождения местности в состав Москвы, еще были видны «остатки фундамента храма» и «небольшое кладбище». Сносить остальные дома начали в 1976 г., и к 1979 г. здесь не было «ни одного дома». Приводится последний адрес церкви – Староникольская улица за д. 36. 

1977 год - С карты маршруты местного автобуса № 120, исчезают остановки «Староникольская улица», «Новоникольская улица», «Юхновская улица».

1979 - 1980 год К моменту строительства Олимпийской деревни деревенская застройка Никольского была практически вся снесена, бывшее Никольское было превращено в парковую зону. По данным Википедии, к тому моменту в Никольском проживало около 500 человек и было 157 домов.

Сейчас о существовании бывшей деревни напоминают сохранившиеся старые яблони и груши рядом с улицей Лобачевского и близ прудов Олимпийской деревни.

Работа по дальнейшему изучению истории этой местности будет продолжена.


Материал составлен на основе исторических описаний из книг Н. П. Илышевой-Введенской «Летописная тетрадь района Тропарево-Никулино» (издания 2007 и 2013 гг.) , «Дух просвещения на Воробьевых горах» (издания 2008 и 2009 гг.) (подготовил - Олег Илышев),  данных архивных материалов, указанных в приложениях (подготовил - Роман Степанов) и сведений о характерных чертах развития эпохи, подготовленных на основании данных исторических форумов и других интернет ресурсов, в том числе:

https://www.bibliofond.ru

http://www.kuncevo-online.ru

http://www.dic.academic.ru

http://istorya.ru

http://alternathistory.com

https://histrf.ru/

https://economy-ru.com

http://reformshistory.ru/reformy

http://ru.wikipedia.org

Добавлено: 3-04-2019, 11:20
0
117

Похожие публикации


Добавить комментарий


Наверх