История

Историческая справка о местности, расположенной между Мичуринским проспектом, улицами Лобачевского и Коштоянца и прудами Олимпийской деревни-80.

 

Первое упоминание о находящемся на этом месте поселении находим в историческом описании известного историка, археографа и одного из основателей Государственного исторического музея Ивана Егоровича Забелина «Кунцево и древний Сетуньский стан» 1873 г. В нем написано: «Кафедра Всероссийских митрополитов была перенесена[1] в Москву еще св. Петром…Преемник Петра, митрополит Феогност[2] устроил здесь новое село. Вверх по речке Раменке жил тогда митрополичий коровник, прозванием Селята; на том месте святитель поставил церковь во имя св. Николы чуд. И стало называться место Селятино, к которому приписаны были и окрестные деревни. Это теперешнее село Никольское, в верховьи Раменки». Упоминание конкретных исторических событий позволяет определить, что данная церковь появилась здесь в середине XIV века, а само поселение – еще раньше. Данную информацию используют в своих работах некоторые другие историки.

«Расположенное на здешних землях по берегу речки Самородинки село Никольское, от которого не осталось и следа даже в названии улиц, появилось, как свидетельствует И.Е. Забелин, в конце XIV века. Жил тогда в верховьях соседней речки Раменки «коровник» (обслуживающий двор митрополита) по прозвищу Селята. Была у него деревня (поставил здесь московский митрополит Никольскую церковь (после чего деревня стала селом – прим. авт.)[3])», пишет в своей книге «Края Москвы» 1985 г. московский краевед Л.Е. Колодный.

Аналогичную информацию в своей статье о районе Проспект Вернадского приводит в книге «История московских районов» 2005 г. и доктор исторических наук, сотрудник Института российской истории РАН К.А. Аверьянов, добавляя, что «к концу XVI в. сведения о нем (селе Селятино - прим. авт.) исчезают из документов».

В историческом описании «Кунцево и древний Сетуньский стан» читаем далее: «…Патриаршее хозяйство в Голенищеве при патриархе Филарете (пер. пол. 17 века – 1627 г. и т.д.) еще только восстанавливалось после опустошений и разорений Смутного времени. Оттого при селе (Троице-Голенищеве – прим. авт.) в эту пору числилась только одна деревня Гладышева. Во второй половине XVII ст. к Гладышеву прибавились новые деревни, расселенные на старых пустошах, Матвеевская и Никольская, что было прежде Селятино, на речке Селятинке, как стала называться в этой деревне речка Раменка. После моровой язвы 1655 г., опустошившей, вероятно, не одну местность, в деревню Никольскую были призваны из Воли (вновь присоединенных к стране городов - прим. авт.) и поселены в качестве деловых или вольнонаемных людей белорусцы из разных польских городов».

В этих строках не содержится указание на существование «на старых пустошах» церкви или храма. Однако «пустошь», скорее всего, была названа Никольское именно по стоящей здесь ранее Никольской церкви, которая ко второй половине XVII века была, скорее всего, разрушена или заброшена.

На «Чертеже земель от Земляного города до речки Раменки» 1692 г. Никольское обозначено как сельцо, что свидетельствует о том, что составители «Чертежа» знали о существовании здесь ранее церкви.

На «Плане царствующего града Москвы с показом лежащих мест на 30 верст в округе» 1763 г. Никольское вновь обозначено как село, что свидетельствует о существовании в нем церкви в то время.

За XVIII-XIX вв., согласно исследованию К.А. Аверьянова, эта местность, входившая в состав владений патриарха, стала государственной собственностью и не раз приходила в запустение, например, во время наступления Наполеона I в 1812 г. В этот период церковь вновь была разрушена, поскольку к началу XX в. Никольское вновь стало деревней. Она представляла собой крупный по меркам Московской губернии населенный пункт, где проживало «около 600 человек». Вероятно, именно в связи с большой численностью населения здесь вновь была открыта церковь.

В «Московских церковных ведомостях» от 21 октября 1907 г. в разделе «Летопись епархиальной жизни» под заголовком «Освящение храма» читаем: «9 октября в деревне Никольской, что за Калужской заставой, близ шоссе, было совершено освящение небольшого каменного храма в честь св. Николая чудотворца. Храм этот сооружен на средства жителей деревни и благотворителей, в виду отдаленности ее от церкви села Тропарева, к которой она приписана. Небольшой храм этот каменный, красивой архитектуры, может вместить до 300 человек богомольцев. Резной вызолоченный иконостас сделан о двух ярусах: иконы живописной работы. Ко дню освящения неизвестным благотворителем были пожертвованы серебряные сосуды, напрестольный крест из серебра и Евангелие.

Освящение храма и литургию совершал преосвященный Трифон, епископ Дмитровский с благочинным и духовенством из села Тропарева и окрестных 4 церквей. Пел хор Богоявленского монастыря. Преосвященный при окончании литургии произнес глубоко прочувствованное слово, а затем благословил богомольцев, во множестве собравшихся на это торжество».

Далее наблюдается некоторая неопределенность с обозначением этой церкви. Во «Всеобщем путеводителе и справочнике по Москве и окрестностям» А.Я. Петрова 1912 г. вместо села Никольское на карте обозначена деревня Никольская. В справочнике «Населенные местности Московской губернии» под редакцией Б.И. Пенкина 1913 г. также обозначена деревня Никольская, располагавшаяся в Троицко-Голенищевскую волости 8-ого стана московского уезда московской губернии, то есть там же, где должно было быть и село Никольское, которое, однако, указано не было. Следует отметить, что согласно данным этого справочника, деревня Никольская насчитывала тогда 130 дворов, в то время как село Тропарево с храмом Михаила Архангела только 80.

Коллективизация в Никольском 1927-33

Коллективизация в Никольском, 1928-1933 гг.

Однако на карте 1931 г. «Москва и окрестности» здесь обозначена церковь и название Никольское (т.е. село – прим. авт.).

Данное противоречие вызвано, скорее всего, тем фактом, что дореволюционные карты и описания Подмосковья зачастую перепечатывались из года в год без изменений, на основе одних и тех же статистических данных и топографических съемок. Таким образом, превращение одной из многих подмосковных деревень в село могло оставаться незамеченным в течение нескольких лет, пока не начинался новый сбор данных. В 1922-28 гг. были произведены новые топографические съемки местности, которые, согласно аннотации к карте 1931 г., послужили материалами для ее составления.

Нкольское ул. Староникольская 1960

с. Никольское, ул. Староникольская, 1955-1960 гг.

Детвора в Никольском 1955-60

Детвора в Никольском, 1955-1960 гг.

В книге историка П.Г. Паламарчука «Сорок сороков» 1995 г. можно найти одно из последних упоминаний о селе Никольском и о церкви Николая чудотворца, в основу которого легли «слова местных старожилов». «Закрыли (церковь Николая Чудотворца - прим. авт.) в 1930-е гг., а в ноябре 1941 г. и вовсе снесли». В 1969 г., уже после вхождения местности в состав Москвы, еще были видны «остатки фундамента храма» и «небольшое кладбище». Сносить остальные дома начали в 1976 г., и к 1979 г. здесь не было «ни одного дома». Помимо прочего в книге упоминается, что «церковь была кирпичная, поверх кирпича ее сплошь покрывали побелкой» и приводится последний адрес церкви – Старо-Никольская улица за д. 36.

После начала строительства на другом берегу речки Самородинки комплекса зданий «Олимпийской деревни» в 79 г., бывшее Никольское было превращено в парковую зону.

Работа по дальнейшему изучению истории этой местности будет продолжена.

Олег Илышев 

Материал подготовлен на основе исторических описаний из книг Н.П.Илышевой-Введенской «Летописная тетрадь района Тропарево-Никулино» (издания 2007 и 2013 гг.) и «Дух просвещения на Воробьевых горах» (издания 2008 и 2009 гг.).



[1] Кафедра была перенесена в Москву в 1325 г.

[2]Феогност был митрополитом Киевским и всея Руси с 1328 по 1353 гг.

[3]Согласно «Малому энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона», деревня – это «крестьянское селение без церкви», село – это «крестьянское селение с церковью». Термин «сельцо» указывает, что ранее населенный пункт был селом, в котором была церковь. Здесь и далее эти термины указывают на существование или отсутствие в населенном пункте церкви.