Израиль. День третий - Торжественный

Храм святой Фотинии Самарянки

Литургия – это всегда Торжество. Литургия на ночной Пасхальной службе – особое Торжество, Торжество всего живого. Но Литургия, в которой мы приняли участие, – это было Торжество, пронзающее каждую нашу клеточку, мостик между жизнью и Вечностью. Посмотрите на наши фигуры и лица. Как они подтянуты и торжественны, сколько в них силы и веры.

В обычное воскресение, стоя в привычном храме, целая жизнь может пронестись в постоянно набегающих мыслях, отвлекая от участия в Таинстве. Но в это раннее утро каждый из нас был вне земного, слившись с Вечностью. В огромном храме святой Фотинии Самарянки, полным света, украшенным дивными образами, мы пели Литургию вместе с прот. Игорем Фоминым, нашим настоятелем и наставником, кто робко, кто про себя, но все мы были реальными участниками прекрасной песни жизни.

Все это происходило ранним утром в палестинской части Израиля, Наблусе (библейское название города – Сихем), на месте колодца праотца Иакова, дарящего и сегодня прохладу своих вод нашим устам. В этом месте две тысячи лет назад прозвучали слова Христа о живой воде, дающей жизнь вечную:

«кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин. 4:14). 

Слова, открывшие простой самарянской женщине вечную истину, после которых она уже не могла продолжить обычный образ жизни. Фотина стала христианкой и пронесла свою веру через года, пытки и истязания.

Храм, построенный над колодцем, в котором мы участвовали в Литургии, разрушался в византийские времена, при крестоносцах, а последний был начат при поддержке русского царского двора и непосредственно императора Николая II. Завершено строительство и освящение храма состоялось лишь в 2008 году. Сегодня он находится под управлением Иерусалимской Патриархии и в нем служит лишь один греческий монах в летах, закончивший строительство храма, архимандрит Иустин, сменивший убиенного архимандрита Филумена. Он сам пишет иконы, ухаживает за храмовой территорией и принимает гостей. Священномученик Филумен в прошлом неоднократно защищал его от нападений фанатиков, и в настоящем покровительствует и всячески помогает в нелёгком служении на этом святом месте.

После причастия, мы крестным ходом прошли по территории, утопающей в цветах и зелени, вокруг храма. Обратите внимание на наши лица, полные счастья, любви, торжества. Мы уже стали другими, открывшими для себя другую истину. 

После крестного хода мы поспешили вниз к колодцу по лестнице, находящейся около алтаря и, конечно, испробовали воды. О. Игорь с огромным удовольствием крутил ручку древнего строения, чтобы достать воды живой. Архимандрит Иустин с удовольствием показывал написанные им иконы.

Потом был завтрак, выданный сухим пайком, с горячим чаем и настоящим кофе, которыми нас угостил архимандрит Иустин, а также вкуснейшим куличом, такого размера, что хватило нашей всей нашей бравой команде. Чаевничали мы в огромной трапезной, рассчитанной на количество людей раза два больше, чем нас было. Архимандрит Иустин все время был с нами.

Хочется еще немного рассказать о святынях храма святой Фотинии Самарянки.

Справа от алтаря находятся мощи архимандрита Филумена, убитого иудейскими фанатиками в 1979 году. Говорят, что нашей группе паломников два года назад Филумен явился сам и запечатлелся на снимке, но потом исчез. 11 сентября 2009 года Филумен Святогробец был канонизирован как священномученик Иерусалимским Патриархом Феофилом III. 5 марта 2010 года Священный синод Русской Православной Церкви постановил: «включить имя священномученика Филумена (Хасаписа) в месяцеслов Русской Православной Церкви с установлением празднования его памяти 16/29 ноября, как это установлено в Иерусалимской Церкви».

Кувшин, в который набирала воду самарянка. Он почетно стоит на внутренней колонне с левой стороны храма, на высоте нескольких метров, за плотным граненым стеклом. Может быть, это не тот самый, но очень похожий и датируется временами двухтысячелетней давности.

Капсула с благоухающей кровью мученика, которую нам преподносил о. Игорь, чтобы мы могли ощутить благоухание.

Стеклянная горка с различными святыми предметами, среди которых башмачок Спиридона Тримифунтского.
Как всегда, с огромным сожалением мы покидали это место, но впереди были еще...

Вифавара. Иордан. Место Крещения Господа. Погружение в воды Иорданские

Погрузились мы в воды Иорданские. Как дети, по несколько раз, хорошо, что без фотографий. Разоблачение. Нашей детской сущности. Этим мы приблизились к Богу. Помните, будьте как дети, вот мы и стали ими вновь. «Разве можно родиться второй раз?» – спрашивал Никодим. Мы родились.

Место нашего погружения находилось на границе современного Израиля и Иордании. В начале казалось, что натянутый в воде трос предназначен для нашей безопасности, чтобы далеко не уплывали в своем порыве, а оказалось, что он символизировал границу между двумя странами. На той, Иорданской, стороне были видны купола храмов: темный, греческий, где службы не совершаются, и золоченый наш, русский, функционирующий и принимающий паломников. Земля, на котором находится русский храм, была подарена королем Иордании В. В. Путину. Этот храм удивительным образом связан с нашим храмом благоверного князя Александра Невского. Строителем и Иорданского и нашего храмов была фирма «Сатори», возглавляемая Андреем Гусаровым. За строительство Иорданского храма он получил в подарок частицу мощей святителя Николая, архиепископа Мирликийского, которая сегодня хранится в храме благоверного князя Александра Невского при МГИМО.

После детского счастья мы отправились в окрестности города Иерихон.

Гора Искушения

Вначале была панорама горы сорокадневного поста и Искушения Господа вперемешку с финиками и криками продавцов. Кричали они голосисто о Матушке-России и о прекрасных финиках. Наверно, с этого началось наше искушение. Основная часть группы поднималась вверх в монастырь по канатной дороге, несколько предприимчивых дам решили взять гору приступом. Это было следующее искушение. Не искушай Господа Бога твоего, не всем она поддалась, в чем также провинилась орущая и крутящая глазами толпа мальчишек–арабов.

Монастырь вытянут и как бы впихнут в основание горы. Очень познавательна его история. Первый монастырь был построен в 340 году святым Харитоном, мы будем о нем говорить на день четвертый. Имя монастырю дали необычное – Лавра Дока, от еврейского названия горы – Док. На вершине этой горы дьявол искушал Христа и призывал Его поклониться ему в обмен на все царства мира. Но сегодня мы кланяемся месту, где постился Христос и не поддался на искушения дьявола. Как и судьба многих других святых мест, монастырь был разрушен персами и полностью прекратил свое существование. В XIX веке был построен новый монастырь, ниже развалин древнего. В последний раз монастырь восстанавливался при содействии России. Его каменные стены, вереница узких окон, узкий проход между стеной монастыря и скалой, колокольня и часовня – все высечено в скале. Невероятное творение рук человеческих.

Если учесть, что само место это, находящееся в самом жарком месте планеты, в Иудейской пустыне, считается жилищем дьявола, то удивляешься, как мог выжить этот островок веры и Православия.

Русский художник Иван Николаевич Крамской, который, кстати, никогда не был в Палестине, удивительно точно воссоздал образ Христа, пришедшего в пустыню, чтобы подготовить Себя к будущему великому служению и каменистое место на вершине.

Встречал нас уже сильно состарившийся греческий архимандрит Герасим. Говорят, что в этих местах никто не приживается и сбегают все сразу, так сильны искушения. Так он и остается в монастыре совсем один, только днем приходит помощник. 

Внутри монастырской церкви находится главное место поклонения – скала поста Иисуса.

В монастыре есть смотровая площадка, с которой открывается завораживающий вид на Иерихон, долину реки Иордан и Мертвое море. Мы выходили на эту площадку, обдувались ветром и с ужасом смотрели вниз в глубокую пропасть.

Также на территории монастыря сохранилась пещерная келья преподобного Харитона Исповедника, в которой он жил во времена основания монастыря. Мы аккуратно по очереди опускались в келью по узкому проходу, каменные стены которой хранили память и дух великого христианского подвижника. 

Из Иерихона в Иерусалим

Пещера Святого семейства, чудотворный образ Богородицы «Млекопитательница», монастырь святого Герасима Иорданского – все это было по пути в Иерусалим из Иерихона. 

Лично для меня имя преподобного Герасима и связанная с ним история были открытием:

Как-то раз в Иорданской пустыне лев поранил лапу, да так сильно, что та стала распухать и гноиться. Ничем не мог помочь себе царь зверей, лишь горестно волочился, прихрамывая, по пустыне. Вдруг видит – человек…
…Лев подошел к человеку и протянул ему лапу – мол, помоги. Монах вынул занозу, обработал рану, перевязал лапу. И пошел прочь. А зверь отправился за ним. Так они подружились – святой Герасим и лев, получивший впоследствии кличку Иордан.
Чтобы животное праздно не шаталось, Герасим, как настоятель монастыря, поручил льву присматривать за осленком, на котором монахи возили воду с Иордана. Лев честно исполнял свои обязанности, но как-то раз вернулся в монастырь без осла. Вид у животины был удручающий, еще бы! Ведь пока он грелся на солнышке, осленка увели с собой люди из проходившего мимо каравана. Святой Герасим был уверен, что осла съел лев. Пожурив царя зверей, он заставил его возить воду вместо осленка. С тех пор лев смиренно отправлялся на Иордан, чтобы принести оттуда бочонок воды мерой в четыре меха.
Прошло время, купец, уведший осла, вновь проходил мимо обители с верблюдами, навьюченными пшеницей. Осел был с ним. У реки караван повстречался со львом. Зарычав от радости, он бросился к пропаже. Люди в страхе разбежались, а лев, схватив узду зубами, потащил осленка с тремя привязанными верблюдами к Герасиму. Увидев это, преподобный тихо улыбнулся и сказал: «Напрасно мы тебя бранили».
Более пяти лет животное не отлучалось из обители, навещая старца, который кормил его. Когда Герасим умер, льва не было в монастыре. Вернувшись, он долго искал старца, но не находил и недовольно рычал. Тогда монахи сказали ему, что Герасима больше нет, и отвели на его могилу. От горя лев взревел, ударился головой о землю и умер.

Святитель Димитрий Ростовский, описывая житие святого Герасима, так говорит об этом: 

«Не мог ничего выразить лев словами, но все-таки, волею Божией, прославил старца и при его жизни, и после смерти, показав нам, как послушны были звери Адаму до его грехопадения и изгнания из рая».

История этого святого места начинается более полутора тысяч лет назад. Тогда преподобный Герасим подвизался в Иорданской пустыне как простой монах. После долгих трудов и искушений он основал здесь в 455 году свою Лавру. Обитель находилась всего в одной стадии (около 185 м) от реки Иордан, того самого места, где Иоанн Предтеча крестил Иисуса Христа. 

«Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3:13–15).

Лавра святого Герасима отличалась строгостью устава. Только новоначальные могли жить непосредственно в монастыре. Монахи же, достигшие степеней совершенства, отправлялись в пустыню – в отшельнические кельи. Таких пустынножителей было 70 человек. Пять дней недели отшельники не вкушали ничего, кроме небольшого количества хлеба, воды и фиников, занимаясь плетением корзин и совершенствованием в молитве. В субботу и воскресенье они собирались в храме на богослужение. После причащения Святых Таин им позволялось вкушать вареную пищу и немного вина. Затем монахи отправлялись обратно в пустыню. Их кельи представляли собой образец нестяжания: ничего, кроме рогожки, на которой они спали, не укрываясь, и сосуда с водой, здесь не было. Да и сами монахи носили всего одну одежду.

В наше время монастырь также пережил много горестных событий. Во время арабо-израильской войны территория монастыря отошла к Иордании. Паломники уже не могли его посещать и монастырь приходил в упадок. Но в 1976 году в монастырь пришел иеродьякон – монах из лавры преподобного Саввы Освященного, который стал настоятелем обители и приложил нечеловеческие усилия для возрождения ныне цветущего островка Православия. 

Здесь, в монастыре святого Герасима, находится пещера, в которой по преданию останавливалось Святое семейство по пути в Египет и Божия Матерь кормила Младенца. В память об этом событии в нижнем храме написан образ «Млекопитательница». В монастыре сегодня служат несколько десятков монахов, тепло принимающих паломников. 

По пути назад нашему взору, уже уставшему от переполненного удивительными местами и евангельскими событиями дня, предстали панорама монастыря преподобного Георгия Хозевита и пещера святого Илии Пророка. 

Каменистая, гористая местность, пропасть между двух гряд, на одной из них прилепился чудом монастырь Георгия Хозевита. По свидетельствам монаха Антония, жившего в монастыре на рубеже VI–VII веков и оставившего нам жизнеописание Георгия Хозевита, монастырь как киновия был основан между 480–520 годами египтянином Иоанном, подвизавшимся прежде в Фиванской пустыне, а затем переселившимся в Палестину и прозванным впоследствии Иоанном из Козибы (Хозевитом).

К сожалению, в нашей программе не было времени для посещения монастыря. Но мы имели возможность созерцать его величественный вид на фоне не менее величественных гор. Наши дети и здесь нашли самое что ни на есть живое продолжение жизни – ослика, того самого из истории про льва. Чудо – наши дети. Как у них хватило сил на этот день. Мы – взрослые были без сил. День третий подошел к концу.

Елена Юрьевна Агудова
Фото: Сергей Жогин и Ольга Родионова
Добавлено: 5-05-2018, 12:22
0
661

Похожие публикации


Добавить комментарий


Наверх