Израиль. День первый

В любом путешествии есть день первый. Не знаю, как для кого, но для меня он всегда самый волнительный, в ожидании… Прилетев из Астрахани в шесть часов вечера, в раздумьях о предстоящей поездке, пила чай в маленькой кафешке и ожидала прибытия представителей нашей группы, а также своего чемодана, который благополучно был загружен в одну из следующих в аэропорт машин.
Больше всего пугало то, что сразу после прибытия в Тель-Авив в два-три часа ночи нам обещали, согласно программе, сразу несколько чудес света от рассвета вплоть до двух часов дня. После фактически двух бессонных ночей, маловероятным казалось продержаться до двух часов дня и не рухнуть в Гефсиманском саду.
Все в приятном возбуждении перед вылетом... Кто, где будет сидеть? Мне досталась середина между двумя представителями Израильского народа. Всё, спать. Потом легкое касание, жидкие хлопки едва проснувшихся пассажиров. Мы на месте.
Где ты, Священная земля? Скорее к тебе! Но Ксюшин чемодан отказывался покидать теплое место аэропорта и очень хотел обратно, что и сделал, тремя днями позже.

Согласно программе, в 4.50 утра мы должны были созерцать просыпающийся Иерусалим в лучах восходящего солнца на Елеонской горе на склоне Вознесения и совершить путешествие вниз, в Гефсиманский сад к Монастырю св. Марии Магдалины.
Однако Иерусалим благополучно спал до 6.20 и лишь в половине седьмого мы смогли увидеть  его величественное лицо. Но лучей восходящего солнца мы не дождались, также как и теплых вещей, которые «тот самый» заставил нас оставить дома. Итак, сидя в автобусе, в котором было намного теплее, мы ждали разрешение от Иерусалима войти в его пределы. К сожалению, раздавленное теплом и бессонной ночью тело отказалось совершать подвиги и идти пешком вниз, а душа еще не проснулась. Она может спать, даже, если телу не спится.
Посещение монастыря св. Марии Магдалины отложили на следующий день. А к семи часам поспешили к гробнице Богородицы на греческую Литургию.
Жаль, не посчитали сколько ступенек вело вниз к месту расположения гробницы.  Греческие женский и мужской голоса что–то певуче возносили, их голоса поднимались вверх, к совершенно черному овалу потолка. Справа на стене – греческие иконы, слева – армянские, услышали первую историю о том, как спешно греки сменяются армянами, не давая друг другу расслабиться ни одной минуты. Странно, Иисус для всех един, а нравы разные. О. Игорь, скромно стоявший среди мужчин нашей группы, был водворен греческим грозным священником на место, рядом с ним. Так и стояли, слегка угадывая места из Литургии. Ноги не повиновались, голова раскалывалась, но достояли, причастились, коснулись Гробницы Матушки нашей.

А потом все стремительно сменяло друг друга, места, дождь и солнце, феерические розы, удивительные рассказы.
Гора ЕЛЕОН. Склон МАЛАЯ ГАЛИЛЕЯ. Монастырь Малая Галилея — резиденция православного Патриарха Иерусалимского. Гробницы патриархов. Храм в честь Явления Воскресшего Господа апостолам. Почитаемые иконы: Скоропослушница и Феодоровская, древнее Распятие с Голгофы. Храм в честь Благовещения Арх. Гавриилом Божией Матери за три дня до Ее Успения. Русский Спасо-Вознесенский монастырь. Храмы Вознесения и Второго Пришествия Господа, «Стопочка Богородицы». Чудотворный Образ Богородицы «Взыскание погибших» Могила начальника РДМ архим. Антонина Капустина. Часовня Обретения Главы св. Иоанна Крестителя. «СТОПОЧКА СПАСИТЕЛЯ», к которой нам позволили прикоснуться мусульмане за два доллара.
Наверное, каждый из нас этот путь прошел с разными мыслями, и он по-своему отложился в наших сердцах. Мне очень захотелось узнать больше про архимандрита и начальника Русской духовной миссии на Святой Земле Антонина Капустина, посвятившего свою жизнь Богу, Иерусалиму и поддержанию русского православия. История выживания греческого монастыря Вознесения Господня. Мощи матушки Анастасии.

Рассказ монахини:

Одним из святых мест, куда ходят на поклонение христиане, является Елеон. Господь часто посещал Масличную гору. Именно отсюда Он вознесся на Небеса и сюда же вернётся во время Своего Второго пришествия.
Церковное Предание свидетельствует, что событие Вознесения Господа совершилось на горе Елеон, которую святая равноапостольная царица Елена украсила в память этого события церковью дивной красоты, построив ее, однако, не на самом месте Вознесения, а над пещерой, в которой Христос часто проводил время и беседовал со Своими учениками. 
В 614 г. во время нашествия персов были уничтожены многие христианские святыни, в т.ч. на Елеонской горе; в этот период мученической кончине здесь было предано 1207 монахов, священнослужителей и простых христиан. После трагических событий святые места опустели, и молитвенная жизнь в них прервалась. Позднее здесь были сооружены мусульманские постройки и мечеть.
Многими годами позже Иерусалимская Патриархия выкупила на этом месте 10 гектаров земли и продолжительное время использовала её для создания Паломнического центра, но без особых результатов. В 1987 г. Блаженнейший Патриарх Иерусалимский Диодор передал эту землю для пользования архимандриту Иоакиму, приехавшему в Иерусалим с греческого острова Хиос. 
Городские власти Иерусалима запретили на этом земельном участке церковное строительство. Однако это не остановило отца Иоакима, и он, невзирая на запреты, начал рыть котлован для фундамента будущей церкви Вознесения. Во время земельных работ обнаружилось, что крутой склон Елеонской горы изобилует засыпанными землей древними гробницами. Семь из них отец Иоаким очистил от земли и поставил на них иконки с горящими лампадами. Он раскопал на участке и небольшую естественную пещеру, где на Елеонской горе отдыхал Спаситель.
В 1992 году, когда архимандрита Иоакима в Иерусалиме не было, поднимающиеся из земли бетонные стены церкви были разрушены израильской техникой. Когда верхний храм уже лежал в руинах, пришла очередь нижнего. И тут произошло нечто необъяснимое...  Когда принялись долбить дыру в полу, чтобы добраться до нижнего храма, икона Спасителя упала со стены и покатилась туда, где разрушителями в потолке была пробита первая брешь. Она остановилась именно под этим местом. Затем икона начала вращаться вокруг своей оси. В этот момент вся техника, участвовавшая в разрушении, заглохла. Попытки снова завести бульдозеры не увенчались успехом. На всех участников акции напал ужас, и дальнейшее уничтожение было остановлено. И именно в этот период произошло трагическое завершение жизни матери архимандрита Иоакима – мученицы Анастасии Панагопулу-Строгилу (Иерусалимской).
Она как преданная мать последовала за своим сыном в его апостольской миссии на Святую Землю и растрогала своей жертвенной любовью весь христианский мир.
На Анастасию произвело глубокое впечатление житие одного из святых, которое она прочитала: в нем описывалась судьба святого, состоящая из заключений, изгнаний и мучений. Рассказывалось о том, что почувствовав свою кончину, он подозвал к себе своего ученика и сказал: «Поцелуй мою руку. Завтра я отправлюсь в дальний путь и хочу с тобой проститься». 
Прочитанное очень впечатлило Анастасию, и она обратилась к сыну: «Подобная смерть растрогала мои чувства. Я была бы счастлива, если бы Господь удостоил и меня такой смерти - понять приближение своего конца». 
И Спаситель услышал зов её сердца. 7 июля 1995 г. она присутствовала на Божественной Литургии. Причастившись Святых Таин и поцеловав руку своего сына архимандрита Иоакима, она обратилась к нему перед лицом всех прихожан: «Я целую твою руку не потому, что ты мой сын, а потому что ты носишь священный сан. А теперь ты поцелуй мою руку, потому что я мать твоя и сегодня мне предстоит дальний путь, перед которым я хочу проститься с тобой». После Литургии она добавила к вышесказанному: «Во сне я видела брата, который сказал мне: "Сегодня ты перейдёшь в настоящую жизнь, где ждут отец, мать и я. Господь не позволяет нам общаться с вами, чтобы не расстраивать вас. Мы находимся в истинной жизни и ожидаем вашего прихода"». Брат Анастасии уже 50 лет как умер от туберкулеза в годы фашистской оккупации. 
Затем она вновь обратилась к сыну: «Всё мною сказанное - подарок для тебя. Эти слова являются ещё одним уроком для тебя, дабы ты укрепился в вере в бессмертие человеческой души, не только на основании прочитанных книг, а из живого опыта». На это архимандрит Иоаким сделал замечание своей матери, чтобы она более не вела подобные речи, но взамен услышал: «Если тебе не угодны мои речи, то я умолкну. Но когда сказанное мною исполнится, ты вспомнишь меня».
В тот же день архимандрит Иоаким отправился в храм, который уцелел от разрушений, для того чтобы зажечь лампаду перед иконой Вседержителя, которая чудным образом явилась преградой для дальнейшего полного уничтожения храма. В этот момент к нему приблизилась мать и сказала: «Как прекрасно ты устроил этот храм. Твой труд - это великая миссия здесь, на этой земле. С этого места Господь вознесся на Небеса, и было бы жаль, что со времён св. Елены никто так и не смог отреставрировать этот храм для вознесения хвалы Богу. Я, как и всякая мать, хотела видеть тебя главой твоей семьи и радоваться внукам. Но сейчас моими внуками является всё, что я вижу вокруг - всё, что сотворил здесь, возрождая этот храм! Самым желанным для меня теперь является стать единым целым со всем, что меня окружает. Сын мой, поцелуй мою руку, ибо суждено мне стать мученицей в этом храме.
Ты будешь жить и дальше, но если спросят тебя, как убили твою мать, а тебе удалось выжить, то ответишь: "Меня спасла сила материнской молитвы. Господь слышит и внемлет молитве каждой матери, словно молитве Его Матери - Пресвятой Богородицы!"
 «
На следующий день неизвестные люди в масках пытались лишить жизни архимандрита Иоакима, хотели выколоть острием карандаша глаза, безжалостно наносили ему раны. На крики о помощи выбежал из кельи живший здесь иконописец из Москвы Владимир (принявший впоследствии постриг с именем Варсонофий в русском Пантелеимоновом монастыре на Афоне). Днём раньше он явился к о. Иоакиму и сказал: "Я уже 10 дней как нахожусь здесь, не смыкая глаз. Каждый вечер я хожу ко Гробу Господню и ночую там. У меня нет денег, чтобы оплатить гостиницу. Пусти меня на ночлег! Господь воздаст тебе  за твою щедрость и доброту!» Ни до, ни после трагических событий никто не обращался с подобной просьбой к о. Иоакиму.
Этот Владимир был высокого роста и очень сильным. Он и помог монаху вырваться из рук бандитов. Отец Иоаким поспешил в келью матери, чтобы рассказать ей о случившемся. Однако нашел ее на земле уже мертвой: неизвестные злодеи связали и задушили ее. Мученица Анастасия пожертвовала собой ради сына и его земной миссии - создание дома Божия на Святой Земле на месте, откуда Господь вознесся на Небо. Преступников найти так и не удалось. Израильская полиция признала только, что злодейство совершили иудейские фанатики.
Однажды Анастасия явилась отцу Иоакиму во сне: на лбу ее были видны три кровоточащие раны. Мать сказала сыну: «Кровь пролилась ради этого святого места, чтобы здесь стояла церковь».
Прошло три года после погребения мученицы Анастасии. По благословению Патриарха Диодора было совершено открытие гробницы: тело мученицы было обнаружено нетленным и благоухающим. Его вновь предали земле - на 7 лет. После этого могила была вскрыта - тело Анастасии обрели так же нетленным, но с некоторым изменением: пальцы на правой руке были согнуты для изображения крестного знамения. С тех пор церковное сознание причислило её к лику местночтимых святых. Её нетленные мощи находятся в специальной гробнице, примыкающей к нижнему храму.
С участка на Елеонской горе взору паломников открывается величественная и незабываемая панорама Иерусалима, который для верующих людей «радость всей земли» (Пс. 47: 3).

Вот такое удивительное место, в которое очень хочется вернуться опять. А Вам?
Потом мы заселились в гостиницу, отдохнули, сходили поклониться Живоносному Гробу Господа нашего Иисуса Христа. 
Вечером, после ужина, несмотря на усталость, нашли в себе силы побыть вместе, познакомиться поближе.
Вот такой он был – день первый. До завтра.

Елена Юрьевна Агудова

Добавлено: 27-04-2018, 16:42
0
718

Похожие публикации


Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Наверх