Апостольское и Евангельское чтения Недели 5й Великого поста

Евангельский кружок объявление

Литургические чтения пятого воскресенья Великого поста – зачала из Евангелия от Марка и Послания к Евреям святого апостола Павла – в переводе на русский язык, с толкованиями и комментариями.

 

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАРКА
(Мк 10:32–45)

В то время, подозвав двенадцать, Иисус опять начал им говорить о том, что́ будет с Ним: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет.
Тогда подошли к Нему сыновья Зеведеевы Иаков и Иоанн и сказали: Учитель! мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим.
Он сказал им: что хотите, чтобы Я сделал вам?
Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей.
Но Иисус сказал им: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?
Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься; а дать сесть у Меня по правую сторону и по левую - не от Меня зависит, но кому уготовано.
И, услышав, десять начали негодовать на Иакова и Иоанна.
Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими.
Но между вами да не будет так: а кто хочет быть бо́льшим между вами, да будем вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом.
Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих. 

Протоиерей Алексий Уминский.
Проповедь в пятую Неделю Великого поста

Мы сегодня в Евангелии слышали повествование о том, как ко Христу подошли два Апостола, Иоанн и Иаков, братья Заведеевы, одни из ближайших Его учеников, и сказали: «Учитель! Хотим, чтобы когда Ты в Царствии Своем сядешь на престоле, и мы были рядом с Тобой, один по правую сторону, а другой по левую. Хотим наследовать Твои обетования и царствовать с Тобой». И Иисус говорит им на это: «Вы не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь»? И они говорят: «Можем». Иисус сказал им в ответ: «Чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, креститься будете, а вот сесть одесную или ошую, это – кому уготовано».

Этот евангельский рассказ говорит о том, что в духовной жизни не может быть никаких гарантий: ни наши дела, ни старания и стремления, ни труды и подвиги не могут нам в Церкви ничего обеспечить, потому что Господь призывает нас не по количеству заслуг, не для того, чтобы каждый получил заработанное, а чтобы вручить нам Свою милость, чтобы мы Царство Небесное наследовали.

Мы привыкли жить в понятиях социальной справедливости, и нам кажется, что если человек делает добрые дела, то у него все в жизни должно быть хорошо, а вот если он плохой человек, то, конечно же, его надо еще при жизни наказать. Но почему же постоянно, в течение тысячелетий, удивляется человек: люди злые, бесчестные и коварные благоденствуют, а добрые, смиренные и честные оказываются обманутыми, притесненными и страдающими? Почему у одних здоровье, богатство и все им позволено, а у других бедность, болезни, скорби и нищета? Именно поэтому: потому что в Царствии Небесном ничего не зарабатывается, потому что нет там законов социальной справедливости. Там совсем другие законы: любви, милости Божией и подвига.

Вот Апостолы приходят ко Христу и говорят: «Господи, мы хотим быть рядом с Тобой. Но будет ли для нас какая-то польза от того, что мы рядом с Тобой, или нет? Если Ты – Царь земной и Небесный, обетованный Мессия, должны же мы хоть что-то получить». И Господь им отвечает: «Вы можете пить чашу и креститься крещением, которым Я крещусь».

Мне пришлось недавно прочитать поучение Иоанна Златоустого, в котором он с удивлением рассуждает об одном месте в посланиях апостола Павла, где тот пишет своему духовному сыну, апостолу Тимофею: Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов (1Тим. 5:23). Как же так? Почему всем – всё, а себе самому – ничего? К Тимофею, казалось бы, первому надо придти, возложить на него руки, помолиться Богу и исцелить… Ведь апостол Павел кого только не исцелял: хромых, слепых и бесноватых, язычников, совершенно чужих ему людей, а своего ближайшего духовного сына исцелить не может.

А что сами Апостолы получили от Христа кроме страданий, постоянных гонений, скитаний, тюрем и мученической смерти от рук язычников? Они получили то, что просили, – пить чашу Христову, и креститься крещением, которым Он крестился.

Получить земную награду за свои заслуги даже ближайшие ученики не могут. «Ничего нельзя заработать, – говорит Христос, – потому что вы же не рабы, не наемники… вы не чужие, вы – свои». Разве платит отец сыну за то, что тот уберет квартиру или сходит в магазин? Разве мать платит своим детям за то, что они помогают в ее заботах? Очевидно, что это не так. Дети разделяют жизнь своих родителей, являются им опорой, самыми близкими людьми, которые в минуту несчастья сплачиваются и становятся с ними единым существом.

Вот об этом и говорит Христос Апостолам: «Чашу Мою будете пить и крещением Моим будете креститься». А мы недоумеваем: «Ну, когда же я, наконец, что-то получу? Ну, почему же так долго? Я трудился, я постился, я молился, добрые дела делал, а мне в ответ – что? Скорби да болезни? Сплошные неудачи? Потеря того, что я старался делать, как самое главное дело своей жизни… Где же все заработанное?» Нет его и не будет, потому что этого нам Господь никогда не обещал.

Когда мы молимся, мы просим у Бога не материальных благ, не улучшения жизненных условий или успехов в работе, а совсем других конкретных вещей: чтобы Господь помог нам стать смиренней, чтобы Он любви нам послал. Весь пост мы читаем молитву Ефрема Сирина – какие в ней прошения великие! Мы просим у Бога самых главных духовных сокровищ: целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви, просим видеть свои согрешения, хотим, чтобы Господь нам их показал. А в ответ в душе только больше нетерпения, больше обид, раздражения и гнева, которые отталкивают от нас наших ближних. Почему так происходит? Потому что не знаете, чего просите, – отвечает Господь, – когда просите сесть одесную и ошую.

Авва Дорофей учит, что тот человек, который просит у Бога смирения, должен знать, что он просит Бога послать ему человека, который бы его унизил и оскорбил, чтобы это смирение можно было проявить. Вот чего мы просим, когда говорим Господи помилуй. Мы подвига просим: пить чашу Его и креститься Его крещением…И ничего другого, не каких-то духовных благ, но подвига и креста.

И Господь на нашу молитву отвечает. И ответ Его надо принять с радостью и благодарностью:  Господь услышал мою молитву, и дал мне повод проявить смирение и терпение, дал мне возможность проявить любовь к своему ближнему, когда это тяжело, когда это нестерпимо, когда надо себя преодолеть и вырасти над собой.

Именно это мы должны понять. Этот Великий пост, который мы проходим в очередной раз, еще и еще раз являет нам урок того, что мы делаем это для Бога не как рабы и наемники, что мы не хотим заработать себе каких-то баллов, а хотим разделить с Ним Его жизнь, пить чашу Его и креститься крещением, которым Он крестился ради нас. Аминь.

ПОСЛАНИЕ К ЕВРЕЯМ СВЯТОГО АПОСТОЛА ПАВЛА
(Евр. 9:11–14)

Христос, Первосвященник будущих благ, придя с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть не такового устроения, и не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление.
Ибо если кровь тельцов и козлов и пепел телицы, через окропление, освящает оскверненных, дабы чисто было тело, то кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному! 

Уильям Баркли.
Комментарий Апостольского чтения

Пытаясь понять смысл этого отрывка, надо всегда помнить три основополагающие мысли автора настоящего послания.

1. Религия – это доступ к Богу. Ее задачей является приведение человека в присутствие Бога.

2. Наш мир представляет собой бледную тень и несовершенную копию; где-то там находится мир реальностей. Задача всякого богослужения заключается в том, что бы привести человека в соприкосновение с вечными реальностями. Именно этой функции должно было служить богослужение в скинии. Но земная скиния и богослужение в ней являются лишь бледными отпечатками истинной скинии и богослужения в ней, но только истинная скиния и истинное богослужение способны дать человеку доступ к реальности.

3. Без жертвы не может быть приближения к Богу. Чистота человека стоит дорого; доступ к Богу требует чистоту; грех человеческий должен быть искуплен, а нечистота – очищена. С этими мыслями автор послания приступает к тому, чтобы показать, что Иисус – единственный Первосвященник, Который способен принести жертву, открывающую путь к Богу, и что этой жертвой является Он Сам.

Для начала автор указывает на жертвы, которые иудеи обычно приносили в соответствии со старым заветом с Богом.

1. Это было жертвоприношение тельцов и козлов. При этом автор имеет в виду две большие жертвы, которые приносились в День Очищения – тельца, которого первосвященник приносил в жертву за свои личные грехи, и козла отпущения, которого уводили в пустыню, обремененного грехами народа (Лев. 16,15.21-22).

2. Жертвоприношение рыжей телицы. Этот странный обряд описан в Числ. 19. По иудейскому обрядовому закону человек, прикоснувшийся к мертвому телу, становился нечистым. Он не мог принимать участия в богослужении, и все, к чему он прикасался, становилось нечистым. Для преодоления этой проблемы существовал твердо установленный обряд очищения. За пределами стана закалывали рыжую телицу. Священник семь раз кропил ее кровью перед скинией. Тушу животного сжигали вместе с кедром, иссопом и куском красной ткани. Полученную золу складывали в чистом месте за пределами лагеря, и она и представляла совой очищение от греха. Это, должно быть, был очень древний обряд, потому что и его происхождение и его значение покрыты мраком. Иудеи сами рассказывали о том, как однажды один язычник спросил раввина Иоанна бен Заккая о значении этого ритуала, заявив при этом, что он очень похож на суеверие. Ответ раввина гласил, что он был определен Богом, что людям нечего вдаваться в Его замыслы, и следует оставить вопрос без объяснения. В любом случае, остается фактом, что это был один из величайших обрядов иудеев.

Автор Послания к Евреям рассказывает об этих жертвах, а потом объясняет, что жертва, принесенная Иисусом, намного величественнее и эффективнее. Сперва нам надо спросить, что же он подразумевает под «большей и совершеннейшей скинией, нерукотворной?» На этот вопрос никто не может дать убедительного ответа. Однако в древние времена почти все ученые понимали эту фразу одинаково и говорили, что эта новая скиния, приводившая людей в непосредственное присутствие Бога, есть тело Христово. По-другому это можно передать словами из Иоанна: «видевший Меня видел Отца» (Иоан. 14,9). Богослужение в древней скинии должно было привести людей в присутствие Бога. Но оно могло лишь очень несовершенно выполнить эту задачу. Пришествие же Иисуса действительно привело людей в присутствие Бога, потому что в Нем Бог в человеческом образе вошел в наш мир пространства и времени, и видеть Иисуса – это значит видеть, каков Сам Бог. Громадные превосходства жертвы, принесенной Иисусом, проявляются в следующих трех поводах.

1. Прежние жертвы, приносившиеся по старому завету с Богом, очищали тело человеческое от обрядовой нечистоты; жертва Иисуса очищает душу человека. Люди всегда должны помнить, что в теории все жертвоприношения очищали от преступлений, нарушений обрядового закона; они не очищали от грехов умышленных, совершенных в здравом уме, в своеволии, и с холодным сердцем. Возьмем, например, жертвоприношение рыжей телицы: оно очищало не от моральной, духовной нечистоты, а от телесной нечистоты, явившейся следствием прикосновения к мертвому телу. Человеческое тело может быть по обряду чистым, а его сердце разрываться от отчаяния и угрызений совести. Он может быть уверен, что имеет право войти в скинию, но в то же время быть далеко от присутствия Бога. Жертва же Иисуса снимает бремя вины с сознания человека. После принесения в жертвы животных, в соответствии со старым заветом, отчуждение между человеком и Богом может продолжаться и далее. Жертва Иисуса показывает нам Бога, руки Которого всегда простерты к людям и сердце Которого наполнено любовью.

2. Жертва Иисуса принесла людям вечное спасение (искупление). Они находились под властью греха; и так же, как нужен выкуп для освобождения человека из рабства, нужно было заплатить за освобождение человека от греха.

3. Жертва Христа дала людям возможность оставить житейские и земные дела и стать слугами Бога живого. Другими словами, Он не только добился прощения за прошлые человеческие грехи, но и дал людям возможность вести в будущем благочестивую и религиозную жизнь. Жертва Иисуса была не только уплатой за прежние долги, но и обеспечивала победу. Содеянное Иисусом позволило человеку вступить в правильное отношение с Богом, а то, что Он делает сейчас, позволяет человеку оставаться и в будущем в правильных отношениях с Ним. То, что свершилось при Распятии, принесло людям любовь Божью и одновременно освободило их от страха перед Богом. Присутствие Христа живого дает людям силу Божью, и они могут одержать победу над грехом в повседневной борьбе. 

Протоиерей Василий Михайловский.
Объяснение апостольского чтения

Христос называется Первосвященником будущих благ. Что это значит? Это значит, что хотя Христос от вечности предопределил Себя, по благоволению Бога Отца, спасти грешного человека, созданного по Его образу, но однако, будучи предуказан и прообразован в служении ветхозаветного первосвященника, явился в мир во плоти спустя пять тысяч пятьсот восемь лет от создания мира. Пришедши же примирить человека с Богом, искупить человеческий род от власти диавола, Иисус Христос живет на земле в течение тридцати трех с половиною лет, приготовляет учеников Себе и только по смерти Своей и воскресении окончательно образует особое царство на земле, особую, сильную и славную Церковь, и наделяет ее всеми благодатными дарами. Потому-то Он, прежде чем принес Себя в жертву, и называется у св. апостола Павла Первосвященником будущих благ. Под будущими благами, которыми уже теперь мы пользуемся, разумеются все те спасительные плоды от искупительной смерти Христовой, все те милости, какие мы получаем чрез Христа от Бога Отца во Святом Духе. Таковы дары Духа Святого: возрождение в новую, лучшую жизнь чрез крещение, освящение другими таинствами, особенно святым приобщением Пречистого Тела и Крови Христовой, примирение с Богом, единение с Ним, добродетельная жизнь, правда, честность, мир и любовь с ближними и, наконец, еще ожидаемое, еще предстоящее наследие вечной, бесконечной, блаженной жизни.

А. Первосвященник ветхозаветный имел обязанностью возносить молитвы к Богу за себя и за людей, ему порученных. И Христос, как Великий, Единственный Первосвященник и Ходатай, возносил молитвы к Богу за нас, упорных, ленивых. Для молитвы о спасении людей Он нередко удалялся в уединение (Мф. XIV:23). Одна из молитв, истинно первосвященническая, сохранена нам возлюбленным Его учеником Иоанном (Ин. XVII).

В Великий Четверг после Тайной Вечери Христос, сопровождаемый небольшим числом Своих учеников, вышел из Иерусалима и на долине, у ручейка Кедрского, возведши очи Свои к небу, пред разлукой в виду Своих страданий молился о Своих учениках всех времен – о неизменном, постоянном пребывании в них Духа истины и любви:

Отче! пришел час, прославь Сына Твоего (ст. 1).
Я… совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить(ст. 4).
Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне, и они сохранили слово Твое (ст. 6).
Я о них молю (ст. 9).
Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы (ст. 11).
Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира… Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла (ст. 14 и 15).
Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина… И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною (ст. 17 и 19).
Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино (ст. 20 и 21).
Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною(ст. 24).
Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них (ст. 26).

Такую молитву к Богу за людей может принести только Сын Божий. Наш Спаситель молился, чтобы в жизни нашей по преимуществу выражались чистая истина и святая любовь. Эти два начала в жизни нравственной так же существенно необходимы, как в мире вещественном, в природе, существенно необходимы для жизни животных и растений свет и теплота. Без света и теплоты не может жизнь на земле правильно развиваться; и без чистой Христовой истины и христианской любви невозможны правильные нравственные отношения.

 Православные! Христос у Отца молит нам истины и любви; но Богсоздать мог нас без нас, без нашего ведома, а спасти нас без нашей воли для Бога Правосудного нет возможности. Очистим же наш ум, просветим его истинно Христовым учением и проявим это учение в делах милосердия, любвеобильных жертвах Богу и ближнему. Тогда-то и поэтому-то нас и узнают, что мы Христовы ученики (Ин. XIII:35).

Б. Ветхозаветный первосвященник получал от Господа откровения, сообщал Божию волю людям; и Христос открыл имя и волю Божию людям. Бога Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть (Мф. XI:27).

В. Наконец, первосвященник являлся ходатаем пред Богом за согрешивший народ; молил Господа о прощении народа, и в знак очищения и отпущения грехов он с кровью принесенных в жертву козлов и тельцов (Лев. XVI:14, 18) входил один раз в году в святая святых, испрашивая прощение, и затем кропил ею грешников, оскверненных. Понятно, что по окроплении кровью освящалась не душа оскверненных чрез прикосновение к мертвому человеку или к трупу животных, или к прокаженному, а только тело считалось чистым, достойным жить в обществе и участвовать в общественных занятиях. Невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи (Евр. X:4). Жертвами только каждогодно напоминалось о грехах, содеянных народом (Евр. X:3). Еще: кровью с водой в Ветхом Завете окроплялись и книги, и народ, и богослужебные сосуды, и скиния; да и все почти по закону очищается кровью (Евр. X:19-22). Евреи могли догадываться, что не эта кровь в самом деле очищала, и не окропление иссопом исправляло и умиротворяло душу (Пс. Ь, 9). Эта кровь предуказывала, прообразовала бесценную кровь Спасителя нашего, Который ею действительно очистил и освятил души наши, уничтожил преграды и вражду, приблизил нас к Богу, сделал нас Своею братнею (Евр. И, 11).

Гл. IX, ст. 11. Он, Первосвященник будущих благ, придя с большею и совершеннейшею скиниею нерукотворенною, то есть не такового устроения,какое имела ветхозаветная скиния, – Он явился и совершил Свое дело на земле с Пречистою плотию, воспринятою Им от Пресвятой Девы Марии при наитии на Нее Духа Святого.

Ст. 12. И в этом теле не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, открывшеюся чрез раны рук, ног и сердца, однажды навсегда вошел во святилище, т. е. на небо, и чрез крестную Свою смерть приобрел миру верующему вечное искупление. Пройдут века, сменятся поколения; но однажды принесенная на Голгофе жертва достаточна, спасительна одинаково для всех времен, племен и родов до скончания века. Людям остается только ценить любовь к нам Сына Божия, умершего позорнейшею, ужасною смертью на кресте. Представьте висящее на гвоздях живое тело. Оно прикреплено на кресте за руки и ноги. Можно же представить себе, сколь мучительна эта казнь или, лучше, эта медленная смерть. Она причиняла необыкновенное томление от прилива крови к голове и сердцу, не позволяла ни малейшего движения без того, чтобы боль не отозвалась во всем теле; язвы, сделанные гвоздями, постоянно расширялись от тяжести самого тела висящего. Эта казнь производила смертельную жажду и обмороки; отдавала человека заживо на съедение птицам и насекомым в продолжение нескольких (иногда шести) дней. И на эту-то казнь отдал Себя для нас, из-за нас Единородный Сын Божий! Такая ли жертва не будет принята и приятна Богу?

Ст. 13. Нет, быть не может; уж если кровь тельцов и козлов и пепел телицы чрез окропление освящает оскверненных, дабы и те были чистыми, дает право им считаться чистыми (Чис. XIX);
(ст. 14) то тем более кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, т. е. от грехов наших, и сделает ее более расположенною для служения Богу живому и истинному! 

Такую перемену в совести и в жизни иногда и ныне приходится с радостью замечать в людях, искренно покаявшихся и освятившихся Пречистым Телом и Кровью Господа нашего Иисуса Христа.

Итак, братие, получивши право и постоянно имея дерзновение входить в святилище, в Царствие Божие, посредством крови и крестных заслуг Иисуса Христа, да приступаем к Нему с искренним сердцем, с полною верою и покаянием и в остальные дни поста очистим сердца наши от порочной совести; будем держаться нашего исповедания неуклонно; будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам (Евр. X:19, 22-24). Христос нам оставил пример, как любить друг друга. Да последуем стопам Его (1Пет. II:21)!