Апостольское и Евангельское чтения 2й Недели Великого поста

Исцеление расслабленного в Капернауме

Апостолькое и Евангельское чтения второго воскресенья Вликого поста в переводе на русский язык, с комментариями и толкованиями.

 

ЕВАНГЕЛИЕ
(Евангелие от Марка 2:1–12)

Через несколько дней опять пришел Он (Иисус) в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме. Тотчас собрались многие, так что уже и у дверей не было места; и Он говорил им слово.
И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо; и, не имея возможности приблизиться к Нему за многолюдством, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, прокопав ее, спустили постель, на которой лежал расслабленный.
Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои.
Тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих: что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога?
Иисус, тотчас узнав духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших?
Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми свою постель и ходи?
Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи,- говорит расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой.
Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: никогда ничего такого мы не видали.

Комментарий Уильяма Баркли на Евангелие от Марка

Завершив Свое путешествие по синагогам, Иисус вернулся в Капернаум. Весть о Его приходе мгновенно разнеслась вокруг. Жизнь в Палестине вообще носила очень общественный характер. Утром дверь дома открывалась и каждый желающий мог войти в него. Дверь была закрыта только в том случае, если человек очень жаждал уединения; открытая дверь означает приглашение каждому войти в дом. В простом и скромном доме, каким по-видимому был дом, о котором здесь идет речь, не было сеней и дверь открывалась прямо на улицу. И потому толпа мгновенно наполнила дом, люди толпились у двери и все горели желанием послушать Иисуса.
И вот в эту толпу пришли четыре человека, несшие на носилках своего парализованного друга. Они не могли пробиться сквозь толпу, но были хитры на выдумку. Крыши палестинских домов были плоскими и на них обычно отдыхали или искали покоя и тишины; поднимались на нее по наружной лестнице. Сама конструкция дома натолкнула этих людей на выдумку. Крыша состояла из плоских балок, уложенных от одной стены до другой на расстоянии около одного метра друг от друга. Расстояние между балками заполняли связками хвороста, спрессованного с глиной, и замазывали все сверху известняковой глиной. В основном все крыши были земляными и часто на крыше палестинского дома буйно росла трава. Не было ничего проще, чем выкопать такую связку хвороста, заполнявшую пространство между двумя балками; это даже не причиняло большого вреда дому и дефект можно было легко исправить. И вот эти четверо выкопали одну связку хвороста между двумя балками и опустили своего друга прямо у ног Иисуса. Когда Иисус увидел такую безграничную веру, Он должно быть улыбнулся понимающей улыбкой, посмотрел на парализованного и сказал: «Чадо! Прощаются тебе грехи твои».
Может показаться странным таким способом начинать исцеление человека, но в Палестине того времени это было естественно. Иудеи считали, что грех и страдания неотделимы друг от друга. Они утверждали, что если кто страдает, то он согрешил. Это утверждали друзья Иова: «Где, – спрашивал Елифаз Феманитянин, – праведные были искореняемы?» (Иов. 4:7). У раввинов была поговорка: «Еще ни один страждущий не был исцелен прежде, чем ему были прощены все грехи его».
И до сего дня мы встречаем такую точку зрения среди народов и племен, стоящих на низкой стадии развития. Поль Турнье пишет в своей книге: «Разве не поведали нам миссионеры, что дикие народы считают болезнь скверной. Даже обращенные в христианство не отваживаются ходить к причастию, когда они больны, они полагают, что Бог отвернулся от них». В представлении иудеев больные – это те, на кого Бог гневается. И правда, причиной многих болезней является грех, но чаще грех не самого больного, а других людей. Мы не связываем болезнь так непосредственно с грехом, как это делали иудеи, но каждый иудей согласился бы с тем, что сначала должно быть прощение грехов, а потом – исцеление.
Христос прежде всего сказал парализованному: «Дитя! Бог не сердится на тебя, все будет хорошо». Так обращаются во тьме к испуганному ребенку. Сердце человека было наполнено ужасом перед гневом Божиим и страхом оказаться отчужденным от Него, и вот теперь бремя спало и это сделало исцеление полным.
Это прекрасная история: Иисус всегда прежде всего говорит нам: «Дитя, Бог не сердится на тебя. Возвращайся домой и не бойся».
Как мы уже видели, вокруг Иисуса собирались толпы народа, и потому на Него обратили внимание официальные руководители иудеев. Верховным судом у иудеев был Синедрион. Одна из главных задач Синедриона состояла в охранении ортодоксальной веры. Так например, в задачу Синедриона входило преследование всяких лжепророков. Складывается впечатление, что Синедрион послал соглядатаев, чтобы наблюдать за Иисусом, и вот они также пришли в Капернаум. Вне всякого сомнения, они заняли почетное место перед толпой и сидели, критически наблюдая за всем происшедшим. Их потрясли обращенные к расслабленному слова Иисуса о том, что ему прощаются грехи его. Важным элементом иудейской религии было положение о том, что только Бог прощает грехи. Притязания на это со стороны человека считались оскорблением Богу; это было богохульство, а за богохульство полагалась смертная казнь, побитие камнями (Лев. 24:16). Но сейчас представители Синедриона, по-видимому, еще не были готовы атаковать Иисуса публично, но Иисус уже мог видеть, что они замышляли и потому Сам решил бросить им вызов и дать им бой на их же территории.
Книжники, как и все иудеи, твердо верили, что болезнь и грех неразрывно связаны между собой. Больным был тот, кто согрешил. И потому Иисус спросил их: «Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? Или сказать: встань, возьми свою постель и ходи?» Ведь любой шарлатан мог сказать: «Прощаются тебе грехи». Никто никогда не смог бы продемонстрировать действительность своих слов; такое заявление не поддается никакой проверке. Но сказать: «Встань и ходи», значит сказать нечто, что должно было произойти немедленно и тут же доказать или опровергнуть сказанное. И потому Иисус в действительности сказал вот что: «Вы говорите, что Я не имею права прощать грехи? Ведь вы верите в то, что больной человек обязательно должен быть грешником и не может быть излечен прежде, чем ему будут прощены грехи его? Ну хорошо, тогда смотрите!» И Иисус произнес Свое слово и расслабленный исцелился. И книжники попали в собственную ловушку. По их же твердой вере человек не мог быть излечен, пока не получит прощение грехов. Ну а расслабленный был исцелен, следовательно, он был прощен. И потому притязания Иисуса на то, что Он может прощать грехи, оказались справедливыми. Иисус, должно быть, совершенно ошеломил целую группу книжников, знатоков закона и права, и хуже того – они, по-видимому, не только были поставлены в тупик, но и пришли от этого в ярость.
На этом надо остановиться подробнее: если бы такое продолжалось и далее, вся ортодоксальная иудейская религия оказалась бы расшатанной и уничтоженной. Этим действием Иисус подписал Себе смертный приговор – и Он знал это.

Прот. Алексий Уминский. Об исцелении расслабленного

В сегодняшнем Евангелии мы слышали, как четверо людей принесли ко Христу своего расслабленного друга. Дом, в котором проповедовал Христос, был так заполнен, что в него невозможно было войти. И тогда эти люди поднялись на крышу, разрушили кровлю и спустили расслабленного человека к ногам Спасителя. И Он, видя их веру, сказал: «Чадо, отпускаются тебе грехи твои». Этот человек был спасен и исцелен.
Наша духовная жизнь очень часто складывается не так, как указывается в сегодняшнем Евангелии. Для многих христианская жизнь становится некоей схемой, и направлена только на самого себя. Самый главный вопрос, который стоит перед ними: «Что мне можно, а что нельзя». Такой человек живет как бы в дательном падеже: «Что мне?» И получается, что все, что он делает, он делает не для Бога и не для ближних, его вообще мало интересует жизнь. Не является целью человека, живущего по схеме, соединиться с Богом, он или отстаивает богослужения или вычитывает правила, а жизни во Христе  для него не существует, потому что он не задает себе вопрос: «В чем смысл моей христианской жизни? В чем цель моей веры?»
Сегодняшнее Евангелие говорит нам, что жизнь во Христе и цель христианской жизни – это всегда поступать по любви, какими бы абсурдными или невозможными ни казались твои действия. Эти люди поступают именно так, как нельзя. Нельзя приносить ущерб хорошему человеку, который открыл свои двери для Христа и для чужих людьми, пришедших Его услышать. А они нанесли серьезный ущерб, сломали ему дом. Но они не жили рассуждением, что можно, а что нельзя, что положено или не положено, они поступили по любви и пошли в этом до конца.  О себе они не думали, а только об этом человеке, ради которого пошли на такой странный поступок. Но Христос, видя такую веру, не веру закона, а веру любви, которой нет препятствий, сказал: «Отпускаются тебе грехи твои. Ты можешь быть свободным и ходить сам».
Вот таким образом Господь учит нас осуществлять свой путь и свою веру, всегда думать о том, почему мы собираемся в храме, для чего участвуем в Таинствах. К сожалению и такие замечательные вещи мы готовы превратить в мертвую неживую схему. Человек приходит на исповедь и исповедует одни и те же грехи, есть же определенные известные грехи, человек их перечислил, и ему кажется, что он исповедовался. Он приходит к причастию, и для него это тоже схема, он знает, как можно причащаться, а как причащаться нельзя… Но он не думает о том, что соединяется со Христом, а приходит что-то получить от Церкви и от Христа  в ответ на какое-то формально исполненное правило.
И жизнь человека может пройти в недрах Церкви, наполненная постами, богослужениями, и добрыми делами, но вне Евангелия, вне литургической жизни, вне любви Христовой. Тот, кто все превращает в схему, будет все время оставаться на месте. Когда есть система, человек не отвечает за свои поступки. Ему не нужна свобода, он просто поступает так, как можно, и не делает того, чего нельзя.
Вот этого надо очень и очень страшиться. Надо думать о том, с каким чувством и с каким смыслом мы молимся, ради чего причащаемся святых Христовых Таин, и какая схема не дает нам причащаться. Давайте постараемся по-другому посмотреть на свою духовную жизнь и всегда стремиться к жизни, радости и любви. Аминь.

ПОСЛАНИЕ К ЕРЕЯМ СВЯТОГО АПОСТОЛА ПАВЛА
(Евр. 1:10–2:3)

В начале Ты, Господи, основал землю, и небеса - дело рук Твоих; они погибнут, а Ты пребываешь; и все обветшают, как риза, и как одежду свернешь их, и изменятся; но Ты тот же, и лета Твои не кончатся.
Кому когда из Ангелов сказал Бог: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?
Не все ли они суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение?
Посему мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть.
Ибо, если через Ангелов возвещенное слово было твердо, и всякое преступление и непослушание получало праведное воздаяние, то как мы избежим, вознерадев о толиком спасении, которое, быв сначала проповедано Господом, в нас утвердилось слышавшими от Него.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев). Проповедь на апостольское чтение

Все мы понимаем слово «религия» как ту или иную форму веры в существование Бога (или, как у язычников, – богов), веру в существование высших сил. Но мы понимаем также, что понятие «религия» означает не просто пассивную веру или совокупность неких представлений, но и определенную связь с высшими силами, то есть такие действия, которые образуют систему поклонения, обрядов, организованную систему культа. Да и само слово «религия» содержит в себе мысль об этом, так как оно и означает «соединение, связь». А всякая связь осуществляется через средства связи. В нашем земном быту это транспортные, телефонные, почтовые и прочего рода средства связи, требующие определенных знаний, умений, действий и затрат. В религиозной жизни связь с высшим миром тоже всегда осуществлялась сложной системой культовых действий, требующих знаний, умений, напряжения воли и затраты немалых сил и материальных средств.
Так принципиально было, есть и будет во всякой религии кроме одной – христианства как веры в Бога, явленного нам в воплощении Сына Божия, в Иисусе Христе. Там, где Богочеловек Иисус Христос утверждал, – а в Своем Воскресении, Вознесении и ниспослании Святого Духа доказал, – что Он и Отец – одно (Ин. 10:30); там, где Он учил: «Видевший Меня видел Отца» (Ин. 14:9), где Он учил о непосредственном пребывании верующих в Нем, и Его пребывании в них: «Я есмь лоза, а вы ветви» (Ин. 15:5), – там принципиально не требуется иного Посредника между людьми и Богом кроме Самого Иисуса Христа. С Ним же и друг с другом искренняя вера и любовь объединяет нас в единое Тело Христово: «Ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:28).
Сын Божий Иисус Христос – единственный Посредник между людьми и Богом. Всё Послание к Евреям – об этом. Сын Божий выше всех других посредников: пророков, ангелов, законодателя Моисея, всего священства Ветхого Завета! Все прежние религии, – даже такая возвышенная как откровение Ветхого Завета, – лишь обещали нам спасение, а Он – принёс. Оттого мы и называем откровение в Иисусе Христе Новым Заветом, новым союзом с Богом: «древнее прошло, теперь всё новое» (2Кор. 5:17).
В прочитанном отрывке из Послания к Евреям говорится о превосходстве Иисуса Христа над ангелами. Сегодня нам это кажется излишним. Но мы должны учесть, что вера в ангелов занимала особое место в религиозной жизни той далекой эпохи. Недоступность Бога приводила к мысли о необходимости посредников для связи с Богом. Посредники должны быть существами, имеющими доступ как к людям, так и к Богу. Такими посредниками представлялись ангелы. Это через ангелов Бог извещает людей о Своей воле. Это ангелы относят к престолу Божию молитвы людей. Никаких прямых контактов между Богом и человеком быть не может. Во времена между Ветхим и Новым Заветами возникло множество различных представлений о природе ангелов, этих духовных существ, составляющих окружение Бога. Они нематериальны, бессмертны, неизменны, они не едят, не пьют, не размножаются. В силу своей близости к Богу ангелы знают неизмеримо больше людей. Все эти, часто произвольные, представления вели к опасности того, что ангелы, как существа более высокого по сравнению с людьми уровня, станут восприниматься не только как посредники между людьми и Богом, но и как объекты религиозного поклонения. Так оно и было в некоторых еретических движениях иудейства и даже христианства. Уже в Послании к Колоссянам апостол Павел предостерегает от религиозного почитания ангелов (Кол. 2:18). А Книга Откровения Иоанна Богослова описывает ситуацию, когда Иоанн пал к ногам ангела, чтобы поклониться ему: «Но он сказал мне: смотри, не делай сего; я сослужитель тебе и братьям твоим, имеющим свидетельство Иисусово; Богу поклонись» (Откр. 19:10; 22:8).
Так и Послание к Евреям, цитируя Псалмы Давида, доказывает, что Иисусу Христу отведено место намного выше, чем какому-либо ангелу. Он – Сын Божий, они – слуги Божии, «духи, которых Бог посылает служить тем, кому предстоит наследовать спасение». Одну из своих важнейших задач служения, по верованиям того времени, ангелы исполнили, принеся Израилю от Бога откровение Закона, который был «преподан через ангелов, рукою посредника», то есть Моисея (Гал. 3:19). Но Закон был дан «до времени пришествия семени», то есть Иисуса Христа, Который принес не Закон, а Евангелие Царствия Божия. Вот первые слова Его публичной проповеди: «Исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк. 1:15). Где Иисус – там и Царствие Божие. Где Его нет – там царство греха и смерти. Закон обличал людей в их греховности, звал к избавлению от греха, но избавить от него не мог. Иисус Христос возвестил спасение и принес спасение. Поэтому Евангельское слово спасения, возвещенное Господом Иисусом, бесконечно важнее слова Закона, возвещенного ангелами. До нас спасительное слово дошло через апостолов Христовых, которые услышали это слово из уст Самого Господа и возвестили его «в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:8).
Бесконечная важность Евангельской вести взывает к нашей серьезной ответственности. Ведь на карту поставлено наше спасение. В Послании к Евреям это выражено образно. Житейское море, или поток, своим течением постоянно грозит увлечь судно нашей жизни в грех, в пустоту, в бездну. Поэтому мы должны не спать, но крепко держаться верного курса к спасительной гавани вечной жизни, возвещенной нам Евангелием Христовым.
Так что же святые ангелы, эти «умные силы», как они называются в святоотеческой письменности? Что ж, эти сущности, неизменные в своей благости, достойны нашего почитания, ибо они даны нам Богом в помощь. Они – наши верные друзья. Почитания, но, – и этого не надо забывать, – не поклонения, чтобы не впасть нам в язычество. Они посланы для служения наследникам спасения. И это поднимает вопрос: Все ли наследники? Согласно древним нормам естественного права (а именно их имеет в виду Писание) наследником невозможно стать. Наследником надо быть, таковым родиться. А потому не все – наследники спасения, но верующие, заново родившиеся в крещении от Духа Святого. «Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу» (Рим. 8:16-17).
Но и наследства можно лишиться. Бог верен, люди же бывают очень неверными. Отсюда строгое предупреждение, которое звучит в сегодняшнем апостольском чтении: если преступление Закона влекло за собою заслуженную кару, то сколь многим рискует человек, пренебрегая своим спасением?! Конечно, лишь немногие уверовавшие во Христа люди, сознательно и радикально отступают от Него. Скорее всего, вера таковых была не настоящей. Но сколь много таких христиан, вера которых постепенно становится прохладной, и которых житейские потоки уносят от Христа изо дня в день все дальше. Вот оттого мы и прибегаем постоянно к помощи и святых ангелов и, главное, Святого Духа, посланного нам Господом, которого и призываем помогать нам в нашей немощи и нашем маловерии: «Прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша». Аминь.