Наш Бессмертный полк: Александра Михайловна Голованевская

Ирина Кузьмина 1

Для Александры Михайловны Голованевской война началась в 1941 году. Она едва успела закончить десятый класс школы в г. Воронеж, когда ее вместе с одноклассницами призвали на фронт. Саша стала секретарем военного трибунала. Побывала во многих «горячих» точках Великой Отечественной, в звании лейтенанта дошла с нашей армией до Берлина.

Во время войны на одной из стоянок в деревне заболела сыпным тифом – болезнью, скосившей многих русских солдат. Свою болезнь вспоминает с трудом. Помнит, что ее остригли и, думая, что она уже умерла, положили, завернутую в одеяло, к ограде храма, прямо на снег, рядом с другими жертвами страшного недуга. Позднее она узнает, что пролежала на снегу около трех дней... Александра Михайловна вспоминает, что в полусознательном состоянии перед ее глазами стояло голубое небо. Потом произошло чудо – кто-то, обходивший тела людей перед их захоронением, заметил, что один из свертков дышит – через одеяло пробивалась тонкая струйка пара. «Этот живой» – эти слова спасли жизнь совсем еще юной девушке. Потом был госпиталь, лечение и снова возврат на службу. 

Ирина Кузьмина 2

Однажды Александра со своим командиром дивизии перевозили документы из одного населенного пункта в другой. Ехали на лошадях. Внезапно лошадь под Сашей резко завалилась, а она сама вылетела из седла. Оказалось, что военные попали под обстрел. Поднявшись с земли, Александра заметила, как ее летний брезентовый сапог наполнялся кровью. Она взяла рюкзак с аптечкой, забинтовала себе ногу, а затем подошла к лошади, которую тоже ранило в районе пясти. Животное лежало без движения и смотрело на Сашу совсем человеческими глазами. Командир дивизии, полагая, что лошадь уже не встанет, собрался ее застрелить. Но Александра не отошла от нее. Найдя у себя кусочек сахара, Саша протянула его лошади; поглаживая ее по переносице, она умоляла: «Ну, давай же, вставай». Мало-помалу животное начало шевелиться, а потом, по-видимому, собрав всю свою лошадиную волю в кулак, рывком поднялось на ноги. Военные продолжили свой путь.

Неохотно и понемногу Александра Михайловна вспоминает свою работу секретаря трибунала. Ей довелось общаться с самим Георгием Константиновичем Жуковым. Отмечает, что «его все боялись». Трудно даже помыслить, какая «неженская», сложнейшая в моральном и физическом плане работа выпала на долю 19-летней девушки, что только ни довелось увидеть. Слово «фашист» в речи не использует, говорит, что не может его произносить. На мой вопрос «Было ли Вам страшно на войне?» – отвечает, практически не задумываясь: «Нет. Мы к этому привыкли. У каждого было свое дело. Было некогда. Встаешь очень рано и начинаешь работать». За этими словами кроется удивительное мужество, поразительное чувство долга – очевидные со стороны, и совершенно не замечаемые самой обладательницей этих качеств.

Ирина Кузьмина 3

После войны Александра Михайловна всю жизнь работала в школе учительницей. На фронте она познакомилась со своим мужем Борисом Тимофеевичем. Вместе они прожили долгую жизнь, полную радостей и тяжких скорбей. К сожалению, Бориса Тимофеевича уже нет среди нас.

Сейчас Александре Михайловне 94 года. И она никогда не жалуется на жизнь.