Про мысли и секунды

Мысли и секунды

На светофоре загорелся красный свет. Я нажала педаль тормоза, и машина зависла над толстым белым червяком стоп-линии. Вдруг раздался отчаянный визг тормозов, и рядом со мной, на соседней полосе, как вкопанный замер огромный черный джип. Я повернула голову и увидела двух мужчин. Все происходящее дальше мой мозг фиксировал, как будто включив режим замедленной съёмки. Один из мужчин не спеша развернулся ко мне и внимательно посмотрел на меня, потом потянулся к бардачку и вынул оттуда небольшой тёмный предмет. Он держал его так, как обычно в кино гангстеры держат пистолет. И тут вдруг в моей голове, как в плохом киносценарии, пронеслось: «Что-то он очень подозрительно на меня смотрит. Может это какие-нибудь преступники, которые угнали джип, а я ненужный свидетель. Вот как сейчас выстрелит в меня, и отправлюсь я прямо к Небесному Отцу. Непосредственно тут, перед светофором».

И меня охватил ужас. Но не потому, что я сейчас умру. Ужас был в другом – в том, что предстану я перед Небесным Царём с теми мыслями, которые роились и толкались в моей голове в этот момент. А мысли были не самые правильные и праведные. Накануне я громко не сошлась с мужем во мнениях по поводу какой-то бытовой проблемы, с детьми не менее громко разошлась в оценках их жизненных позиций, с начальством уже тише выясняла «с чего-то я должна делать за других их работу». В общем, голову заполняли одни сплошные претензии к человечеству вообще и к своим родственникам в частности.

Я вспомнила фильм, который видела не так давно. Назывался он «Небесный суд». Это, как выразился мой сын, светский фильм, но идеи, заложенные в нем и поданные в формате кино, были абсолютно христианские. В этом фильме все умершие оказываются в небесной канцелярии, где их ожидает суд, который вынесет решение, заслуживает ли умерший сектора покоя (рай) или ему предстоит провести вечность в секторе раздумья (ад). Секретарь канцелярии, выписывая направление на суд, будничным тоном предупреждает всех умерших: «Вся ваша жизнь будет рассмотрена в контексте последнего деяния. И осуждены вы будете также по последнему деянию». «А почему по последнему???» – раздавался общий недоуменный вопль, который как шлейф тянулся за каждым, кого уводили на суд.

Эта сцена, как молния, пролетела у меня в голове, и я ужаснулась тому, что последним деянием, по которому меня будут судить, будет не что-то достойное, чем я могу оправдаться на Высшем Суде, а замусоривание того духовного сосуда, который Господь вложил в мою душу при рождении.

Ты можешь быть очень хорошим человеком, во всех отношениях. Много трудиться в мирской жизни и церковной, жертвовать на храм, заботиться о больных и немощных, совершать много других славных и полезных дел. Но … «Внезапно Судия приидет …». Как можно перечеркнуть всю свою «хорошесть» одной неправедной мыслью, одним резким осуждающим словом или пренебрежительным жестом. «Внезапно Судия приидет, и коегождо деяния обнажатся». Это можно отнести как ко всей нашей жизни, её чистоте и правильности, так и к каждому мгновению нашей земной жизни. Ты можешь выйти из храма после литургии, наполненный радостью воссоединения с Богом, и через минуту перечеркнуть всё это накатившей сиюминутной обидой на ближнего.

Каждая секунда нашей жизни неразрывно связана с предыдущей секундой, а она ещё с предыдущей, а та ещё с предыдущей, и так до бесконечности. И все они складываются в минуты, часы и годы наших деяний. И последнее деяние – это совокупность всех предыдущих миллиардов секунд. Последнее деяние – это все наши предыдущие мысли, намерения, слова, поступки. И КАЖДАЯ секунда отражает состояние нашего духа.

Так и хочется вспомнить известные слова советского классика: «Не думай о секундах свысока, наступит время – сам поймешь…» Время наступит. Обязательно. Главное, чтобы в этот момент, когда наступит Время и Час, не закричать: «Господи, это я так случайно подумал, сгоряча. А вообще-то, я человек хороший. Я вот на днях бабушку через дорогу перевел».

На ветровом стекле машины дернулся черный дворник и соскреб прозрачную каплю, задержавшуюся там после дождя. Я, видимо, задела рукой переключатель у руля, прикрываясь от наведенного на меня «пистолета».

– Держите ваши мысли и помыслы чистыми каждую секунду, «потому что не знаете ни дня, ни часа, в который» призовёт вас Господь, – назидательно проговорил кто-то у меня в голове.

А мужчина в джипе открыл очечник, достал чёрные очки (солнце в это день было особенно яркое), надел их и нажал педаль газа. Машина ушла в точку. А я привела мысли в порядок и поехала себе дальше.

Марина Тарновская